ФРАГМЕНТ ВРЕМЕНИ


     ... с удивлением найти себя стебельком на вспаханном поле. Рыжие, бурые комья земли, плоский пейзаж. В мою душу вплавлено стремление, что, будто бы, необходимо что-то вспомнить. Предчувствие превращается в страстное желание узнать, искать, идти.
     Кто Я? Вопрос к окружающим вернулся ко мне неудовольствием, почти бранью:
     – Не дури голову пустыми фантазиями.
     – Маешься от безделья? Вот тебе работа: собери камни, засорившие поле.
     Я выполняю приказание, как наказание. Отягощение молчанием, и непреодолимым желанием понять, кто Я?.. Неутолима жажда вспомнить нечто, постичь нечто, найти нечто...
     Собраны камни, выполнена работа. Я пребываю в немом одиночестве нескончаемого вопроса. Сначала наступило опустошение, потом отдохновение, свобода, превращающаяся в побег...
     Раскрепощённые ноги сами выбирают дорогу. Я не знаю, куда они ведут по пыльной тёмной земле, но радостная душа согласна с ними.
     Мы натолкнулись на змейку ручья. Серебристая лента украсила землю капризами кокетливых изгибов, излучин. Вот оно, начало, но чего?..
     Щепочку – посланника бросаю в поток. Струя подхватила её, и понесла по течению, вращая, переворачивая, толкая из стороны в сторону.
     Желая помочь моему посланнику, ступаю в реку. Вода обожгла знанием, обласкала пониманием, убаюкала, успокоила, и мы с ней вместе направляем путь моего судёнышка.
     Чёлн увеличился, и пришлось сесть в него. В руках весло, гребу.
     Обнаруживаю, что берега раздались, едва видны тонкой полоской за гладью воды там, на горизонте. И пусть ещё помню, что на земле произрастают плоды и деревья, существуют животные и горы, здесь прозрачная тишина, лёгкий шелест влаги.
     Нас много на необозримых просторах. В одном направлении со мной движутся другие суда. Они разные, есть утлые скорлупки, гигантские баржи, круглые плоты. На каждом молчаливый капитан с веслом.
     Вот уже нет и намёка на твердь. Лишь призрачная память нашёптывает, что она когда-то была. Грандиозно величие безбрежных просторов покоя и согласия. Под моим судном бездонные глубины, там проплывают тени, мелькают отражения чего-то, глухие сотрясающие звуки. Надо мной голубизна небес. Думаю, что и на них должны быть знаки, возможно, мне их ещё не дано увидеть?
     Мы все, плывущие по океану, устремлены к неведомому "там". У нас есть общее – ведущий. Он, полупрозрачный, светоносный в сияющей ладье, может ответить, и отвечает, на все вопросы заданные мной, кроме запретного: кто Я?
     Старательно гребём за возглавляющим, внимая заветам.
     От руководителя узнаём, что конечный путь – стремительное низвержение потока. И когда достигнем начала и конец, он сам падение возглавит.
     Издалека предвидели тугие струи, в которые превращается зеркальная гладь вод. Наш начальник степенно вошёл в центр бушующей стихии, и исчез... Страшно повторить его подвиг, и, знание того, что это благо, меня не убеждает. Хочу уклониться от неизбежного события, выискиваю лазейку. Нашёл боковую струйку, чуть-чуть отличную от основного. Нырнул в неё, и оказался… на середине моря.
     Я знаю, что до цели плыть ещё очень долго. Теперь один, лишь призраки мелькают рядом и подальше. Силуэты неизвестных реальностей проплывают и надо мной, в прозрачной пелене.
     Когда, в скучающем походе, достиг знакомого исхода, опять испуг, побочный выбор, снова отброшен в прошлое.
     Тут уже многое изменилось. Тени не только сверху, снизу, но кругом. И пусть никто, казалось, не обращает внимания на меня, и друг на друга, в каждое ухо грохот. В одно: "ты прав". В другое: "ты ошибся".
     Возопил отчаянно: "Кто Я?" Всё смолкло. Видения застыли, лишь я в движении. Мне фраза отдалённым эхом оповестила неизбежность: "Ты знаешь".
     Вновь необходимость принятия решения. Ныряю, превозмогая ужас, в мощный стремительный бурлящий белый шум. Тугая сила обняла. Скольжение в неизвестное окрашивается восторгом, ожиданием, надеждой.
     Всё внешнее сдирается: одежда, кожа, кости. Я падаю, и выпадаю...
     О, счастье обнажённого освобождения!
     ... обнаруживаю себя на пыльном, вспаханном поле. Стою у дома, чуть в стороне от праздничной толпы. Мне кажется, что ещё не звучал вопрос, а уже готов ответ:
     – Перестань болтать глупости хотя бы в день свадьбы сестры.
     И тут замечаю, что моя сестра действительно наряжена очень празднично. Она радуется, и, может быть, от этого кажется особенно округлой, выпуклой.
     У неё выдаётся вперёд грудь, выделяется округлый животик, увеличились бёдра.
     Я не могу себе объяснить, почему возникла уверенность, что она уже не та, прежняя девочка, которая была в прошлом...
     ...была в прошлом. Да, да необходимо что-то вспомнить. И мне обязательно нужно идти.
     В хмельной толпе несложно затеряться. Нетрудно убежать из хаоса разноголосиц, ноги ведут меня...
     Вода обожгла ступни, и тут же обласкала...
 
©Р.Якубовский,2005 год